Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Некрофилы, успокойтесь! Я не хочу в гроб к Брежневу.










Надоело читать в интернете весь этот бред! Коммунисты хотят взять реванш и всячески идеализируют  наше социалистическое прошлое. Читаю комменты и думаю горькую думу: въевшаяся в мозги коммунистическая пропаганда ещё долго будет тянуть нас назад и не пускать вперёд.

Ну, что ж,  давайте  вдумаемся в то, что пишет автор, фамилии которого я так и не нашёл, и выскажем своё мнение.
 
ПРОСНУТЬСЯ В СССР...

======

Прочтите текст. В нём написаны именно те слова, что сказали бы сейчас миллионы простых людей бывшего Советского Союза.
- Есть миллионы людей, которые так не думают, которые рады, что этот коммунистический кошмар закончился.
 
Я потихоньку мечтаю купить пирожок с повидлом за шесть советских копеек и завернуть селедку в свежий номер нечитанной газеты «Правда».
- Не ради дешёвого пирожка я пришёл в эту жизнь. И уж не ради того, чтобы в насквозь лживую газету заворачивать селёдку. Для этого есть приличная упаковка.
 
Я хочу повернуть и пойти обратно.
- Иди! Хочешь жить при социализме? Поезжай в гости к Ким Чин Ыну. Но снова ставить над Россией свои бесчеловечные эксперименты мы вам не позволим. Можно в Китай поехать или во Вьетнам - там пока сохраняется социализм, но даже там поняли что без частной собственности человек превращается в дикое животное.
 
Я хочу в страну, где нет террористов, проституток, рэкетиров, мэров, презентаций, долларов и многопартийности.
- В этом ваша и проблема. Какая наивность! Всё это было и в СССР, ну. может, кроме многопартийности.  Только кто вам об этом рассказывал? Вам было запрещено получать информацию. Отсюда ваши и иллюзии.
 
Ну, спрашивается, зачем мы прогнали одну партию, чтобы потом посадить себе на шею десятки других? Ну, что мы все-таки выиграли, разогнав одних чиновников и вырастив много новых…
- Прогнали зажравшихся и породивших чудовищную коррупцию коммунистов. Вот теперь по сей день пожинаем плоды их 74 летней деятельности. Думаю, ещё несколько поколений будет удалять эту ржавчину.
 
Значит, чтобы стать свободными, мы должны были стать нищими.
- Лучше быть нищим и свободным, чем сытым и в тюрьме!
 
А кому же мы заплатили за свою свободу и отдали все, что у нас было?
- Себе, только себе.
 
Олигархам, политикам, бандитам, чиновникам, или это одно и то же?
- Можно и так сказать, только над этим долгие годы старались ваши любимые коммунисты. Они, кстати, до сих пор ещё у власти. Даже президент наш и тот бывший коммунист.
 
Я снова хочу, чтобы мне по телевизору целый день врали про успехи социализма, а не пугали неудачами капитализма. Отпустите меня в СССР.
- Ну, если тебе тотальная нужна ложь, поезжай на Украину. Они там преуспели в этом деле.
 
Я смогу найти дорогу назад, так как по этой дороге мы постепенно побросали все, чтобы идти налегке. Я подберу все это по дороге наших реформ и вернусь назад, в СССР, не с пустыми руками.
- Ага, превратись в гоголевского Плюшкина.
 
В далеком прошлом я давал многочисленные клятвы октябренка, пионера и комсомольца, и почему-то все их нарушил.
- А нарушил потому, что клялся, не осознавая что говоришь. Что сказали старшие товарищи то и нёс.
 
А потом я вообще продал Родину.
- Ты и сейчас готов её продать за пирожок в шесть копеек.
 
В той прошлой жизни, еще в СССР, я присягнул в Красной армии на верность социалистическому отечеству, и мои пальцы при этом патриотически вспотели на автомате Калашникова. Я нарушил клятву и теперь должен ответить перед лицом своих товарищей, которые, в свою очередь, тоже продали Родину и должны ответить передо мной.
- Красной армии присягали до 1946 года. А присягали вы, видимо, армии Советской. Но даже это забыли.
 
Я часто думаю, почему я тогда изменил воинской присяге и не кинулся с оружием в руках отстаивать достояние социализма. Это было массовое предательство наших социалистических идеалов и обретение капиталистических идеалов, которые сегодня мы тоже готовы продать.
- А потому что идеалы все сводились к халяве и припискам. План - закон! Всё остальное по барабану. Вот и гонялись за импортными трусами и башмаками.
 
Я, в принципе, согласен вспомнить о своей воинской присяге и выполнить свой долг, но моя Родина не дает мне автомата и даже обыскивает на улицах других прохожих, чтобы отобрать оружие.
- Согласен? Вспомни! Ты даже в этом деле ждёшь пинка. Так иди, сражайся! Исполни долг и защити Родину.
 
Видимо, Родина больше не ждет от нас ратного подвига, она обиделась и устала ждать. А мы вновь чувствуем, что отечество в опасности, и думаем, как из него убежать.
- Заметьте: не как его защитить, а как удрать. Достойный вояка.
 
Я не хочу в Америку, я хочу в СССР. Я буду до последней капли крови мужественно стоять в очередях за колбасой, ходить на субботники и носить на первомайских демонстрациях самые тяжелые транспаранты. Клянусь, поверьте, если мне еще можно верить.
- Закажи ещё плеть, наручники, ошейник и намордник. Ну,  чтобы уж полный комплект...
 
Учиться коммунизму никогда не поздно, да и учиться даже не надо, а только повторить. Утром встать под слова старого гимна, съесть ломтик талонной колбасы, купить за три копейки билет на трамвай и гордо пройти проходную родного завода.
- И гнать там брак, план любой ценой и стыдиться за свою продукцию перед всем миром.
 
Я буду ударником коммунистического труда, честное слово, и добровольно стану покупать билеты денежно-вещевой лотереи ДОСААФ.
- Зачем стране твоё ударничество, если ты даже защитить её не смог?
 
Ну до слез хочется хоть разок снова увидеть лозунг о победе социализме и дружбе всех советских народов.
- Нарисуй себе в спальне на стене и смотри на него сутками.
 
Мы почто Ригу-то сдали, а теперь Курилами японцев к себе подманиваем.
Да верните же, мать вашу, и Киев — матерь городов наших.
Я хочу в СССР, где все мы еще вместе, все живы, где еще не стреляли, не взрывали, не бомбили, не делили.
Если все это мы отдали за колбасу, тампаксы и баночное пиво, то возьмите обратно, спасибо я больше не хочу.
- Ты же  сам признался, что это ты всё и предал, и продал.
 
А нас каждый день пугают зловещим изменением последней Конституции. Да нас и не надо этим пугать, ее мало кто читал и даже никто не заметит, если что-то там потихоньку переписать. У русских никогда не отнять право на труд, все равно же заставят работать, да и право на отдых пытались отнять только один раз, когда вырубили виноградники и запретили пить. Все же вернули без всякой Конституции, потому что без этого никак нельзя. Я однажды попытался сравнить все наши советские и русские конституции. Одна оказалась краше другой. В принципе, каждая последующая Конституция была лучше и невыполнимей предыдущей.
- Это и есть твой отдых? Бухать! А чего стонешь? Бухай сколько и что хочешь…
 
Я, например, хочу срочно воспользоваться конституционной свободой слова, но не нахожу подходящих слов.
- А где это ты в СССР нашёл свободу слова? И кто тебе запрещает сегодня говорить, хотя вот эту свою хрень?
 
Я вовсе не хочу сегодня взять все и поделить, я просто хочу вернуться в СССР и никому там ничего не отдавать.
- Вернись, кто мешает. Но зачем всех остальных туда тащить? СССР  умер! Ты зовёшь нас всех в могилу?
 
Я хочу вернуться в 1980 год, собрать в одном месте всех сегодняшних политиков, еще молодых и неиспорченных, рассказать им все про двадцать последующих лет и посмотреть, как они передумают.
- Если тебя сегодня вернуть в 1980 год, ты через неделю взвоешь и будешь умолять вернуть тебя в ненавистный капитализм. Ибо советский строй – это и есть капитализм государственный. А какая разница работяге на кого работать? Лишь бы достойная зарплата была и условия для работы.
 
Уж лучше мы в СССР снова будем вспять переворачивать реки, чем сразу всю страну.
- Допереворачивались, фантазёры.
 
Я радостно сдам в прошлом СССР все нормы ГТО, макулатуру, металлолом, комсомольские взносы и деньги на помощь угнетенной Африке. Все берите, мне не жалко.
- Эт ты сейчас такой добрый, а потом начнёшь зажимать. Почему я так думаю? Нго ведь сейчас хнычешь, несмотря на то, что и деньги на интернет находишь и не голодный сидишь.
 
Это оказалось совсем не дорого за спокойную жизнь.
- А что тебя сегодня беспокоит. Жаба душит? Что есть люди побогаче тебя, и их не сажают в тюрьму? Так такие , ка ты и погубили русского крестьянина – работягу.
 
Мы откопаем Леонида Ильича, оживим его, поцелуем в любое место и завешаем орденами остатки его партийной груди, и пусть он дальше шамкает нам про светлое будущее с высокой трибуны очередного съезда. Это надежно убаюкивало всю страну, которую и незачем было будить, если точно не знали, чем ее занять.
- Точно некрофил!
 
Ну кто, блин, рявкнул на ухо мирно спящей стране, и, не дав ей опохмелиться, уговорил обменять ценности социализма на доллары США. У нас сейчас этих баксов больше, чем в самой Америке, но больше уже нихрена не осталось, ну, есть, конечно, немного, но мы меняем это на евро.
- А плачешь, что нищий.
 
Я больше не могу идти по пути реформ.  Я не верю ни красным, ни белым, ни левым, ни правым, и за это все они не верят мне. Я бы остался со всем остальным народом, но я больше всего боюсь этот самый народ. Я всегда был с ним, и вдруг выпал, ну, думал, случайно, сейчас вернусь в строй, да вдруг вижу, что не один я выпал, много вокруг нападало. Это, видимо, был сон. Я стал поднимать их, но они общались со мной матом, которого я почти не понимал. Я посмотрел на себя и увидел, что я сам постепенно превратился в довольного буржуина и стал похожим на старого «Мальчиша-плохиша». Я стал кричать, что через три дня придет Красная Армия и выручит нас из поганого буржуинства, но никто меня не слушал. Я проснулся и решил вернуться в СССР. Я никого туда не зову, я ухожу один в ту страну, где все ждали лучшего и проморгали хорошее. Я чувствую, что скоро в СССР захотят почти все, и пойдут туда стройными рядами, возможно, даже во главе с нашим правительством.
- Нет, дорогой, мало кто хочет  обратно в могилу к Брежневу. Давай ка ты без нас.
 
Я хочу убежать туда первым, и занять очередь буквально на всё. Остальные начнут занимать за мной, но на всех все равно не хватит. Это будет, но будет потом. А я уйду сейчас. Мне бросят в спину камни. А потом бросят камни по спинам тем, кто побежит меня возвращать, но уйдет вместе со мной. А потом по этим камням пойдет монолитное все, и чтобы оно не заблудилось, я оставлю мелом стрелки, как правильно возвращаться. Это легко. Да, надо, чтобы Ленин был снова жив, партия стала честью и совестью, дети записались в комсомол и занимались физкультурой.
- Ага, зови упыря лысого. Пусть ещё раз развяжет гражданскую войну и уничтожит народ.
 
Нужно разорить всех богатых и уравнять их с бедными, сделать водку по 4 рубля 12 копеек за одну бутылку, и вместе с украинцами, белорусами, эстонцами и другими дружными народами выпить так много, чтобы забыть вражду и снова проснуться в СССР.
- Вы уже добухались, проснулись, а тут СССР давно похоронили. Но с кладбища домой не возят.
 
Это единственная дорога, и никакой другой тропинки просто нет. Сегодняшние дети уже будут жить в социализме, будь он трижды не ладен. А наши внуки начнут строить коммунизм, не сразу, конечно, но обязательно начнут.
- И тебе не жалко своих детей? Сам прожил бездарно, теперь и детишек хочешь окунуть в коммунистическое дерьмо?
 
Мы скоро вернемся в СССР, вновь сделаем могучую страну и честную партию, повсюду развесим портреты любимых вождей и их славные слова, нас снова научатся бояться развитые страны, а мы мирно сопьемся на своих маленьких кухнях и начнем бесстрашно рассказывать анекдоты про власть и правящую партию. Это настоящее счастье — ничего не иметь и ничего не терять.
- Счастье – ходить с голой жопой.
 
А потом все повторится. Снова кто-то гаркнет на ухо мирно спящей стране, и она, раскорячившись от перепоя, радостно встрепенется и бодро пойдет по пути новых демократических реформ.Мы, разумеется, уйдем немного дальше, чем ушли сегодня. Но мы, русские, никогда не идем строго вперед или назад, а просто ходим по кругу (Ленин из вежливости назвал это спиралью), ну а самые хитрые из нас сворачивают первыми. Я не хочу поворачивать со всеми, я хочу сразу назад, строго и по прямой дороге, и прямо в СССР. Я всех вас там и подожду…"
- Счастливого пути. Но помни: обратной дороги нет,  назад не возьмём!